фото инфантри

2017-10-21 19:18




Жил-был в одном городишке мужичок. Работал он ассенизатором, а по-простому говоря, говночистом. И отец его работал говночистом, и дед его работал говночистом, и сам он всю жизнь проработал говночистом. И было у того мужичка три сына. Позвал он их как-то раз и говорит: - Сыновья мои, скопил я для вас денег и хочу, чтобы вы поехали в Большой город и выучились там на кого-нибудь. Я всю жизнь в говне провозился, так вы хоть выучитесь. Уехали сыновья в Большой город. Один выучился и стал адвокатом, другой - пиарщиком, а третий - политиком. Узнал об этом мужичок и вздохнул горестно: - Эх, судьба, видать, у нашего рода такая.


Приличная женщина всегда покраснеет, рассказывая неприличный анекдот.






Время уносит врагов и друзей, страсти бросая в Ощип. Выжить становится всё сложней. Жить в то же время - проще, ибо становится проще процесс нашего существования. И обходиться вполне можно без правды. Правописания. Всё безразличней, кто лжёт нам с утра. Всё неразборчивей почерк. Ложка ещё временами нужна. Вилка для рыбы - не очень. Барышня, сударь, любезный, мусью… - сокращены обращенья. "Жирная! Я за мужчиной стою". Что ж, Времена Упрощенья. Всё упрощается, словно цена комплексного обеда. Всё упЛощается - наша страна, шутки и даже планета. Споров научных ещё помню вкус, но этот вкус всё слабее. Малость сноровки и я научусь сверке по Птолемею. Можно, конечно, порвать эту нить, да за услуги всё больше платить гробовщикам и согнёшь только шею близким, что крышку придут колотить.. Проще простого становится жить. И подыхать не сложнее.


Со слов коллег - программистов. Писали они программное обеспечение для одной норвежской фирмы. Написали, отладили, поехали ставить. По - норвежски, естественно, никто "ни бе - ни ме", общались с закзчиком по - английски. Через несколько дней гостеприимные хозяева с подковыркой (язык - то сложный) интересуются: освоили ли русские программеры что - нибудь из норвежского языка. Наши честно отвечают, мол, да освоили одно слово. - Какое же? - Слово "работа"! Тут норвежцы заохали. - Вы, русские, оказывается - трудоголики! Мало того, что вкалываете по 10 часов, так еще и единственное освоенное слово - "работа". Наши помялись, но решили проверить хозяев "на всхожесть" и открыли секрет. Дело в том, что слово "работа" по - норвежски пишется так же, как и по английски - job. Но звучит (специфика языка!) как... Вы догадались, звучит как "еб". И все эти дни ребята развлекались фразами типа "Кончай еб, поехали в гостиницу", "Мы ебали три часа, а ты все запорол!" и т.д. Естественно, для передачи ситуации использовали американский fuck. Норвежцы оказались с юмором, поржали, а один глубокомысленно заметил, что совпадение - то не совсем случайное. В том смысле, что русский еб (то есть английский fuck) - это тоже работа. Ну, еще раз поржали и разошлись. Однако, история получила неожиданное продолжение. Через несколько дней, сразу после начала рабочего дня, один из наших подошел на телефонный звонок - никого из норвежцев в тот момент в комнате не было. Так вот, снимает он трубу, говорит стандартное "Хэллоу" и слышит в ответ потрясающую фразу: "Хэллоу, Петтерсен пооебан?" Секунд десять ушло у нашего программера на то, чтобы понять, что "Петтерсен пооебан?" - означает "Петтерсен-поо еб ан?", то есть "Коллега Петтерсен уже на работе?". И еще секунд двадцать - чтобы сдержать спазмы в горле и ответить (словарный запас уже подрос), что - да, конечно, Петтерсен поебан и, наверное, уже может подойти к телефону. Пришедший на зов коллега Петтерсен так и не понял, с какой стати русские с утра пораньше валяются, рыдая от смеха, на своих клавиатурах.